О неуверенности в языке

Есть такое понятие в социолингвистике, как l’insécurité linguistique, которое можно перевести как «языковая неуверенность».

Нью-Йорк, шестидесятые годы двадцатого века. Уильям Лабов (William Labov), один из основателей социолингвистики, изучает языковое поведение разных слоев общества. Он делает вывод, что люди, стремящиеся повысить свой социальный статус, произносят звуки так, как того требует норма, определяемая образованной элитой.

Лабов разграничивает две манеры речи: личную, без внутренних ограничений, и нормированную, связанную с преувеличенной степенью самокоррекции.

Что это значит? Возникает представление о том качестве речи или произношения, на которое нужно ориентироваться, чтобы иметь вес в обществе.

Люди, переехавшие жить в другую страну, зачастую стараются говорить на неродном языке «лучше лучшего», чтобы «соответствовать» и быть «как носители», хотя при этом осознают свою принадлежность к другому языковому сообществу. Таким образом, они относятся к носителям языка как к тем, кто обладает над ними социальным превосходством.

Носители языка могут искусственно приукрашивать свою речь в официальных ситуациях, совершая при этом еще больше ошибок, например, добавляя лишние связки или слишком сложные обороты, которые используют неточно. Жан-Луи Кальве назвал эту неуверенность «формальной» (J.-L. Calvet, l’insécurité formelle). Например, лишняя связка -z- между quatre и années в quatre années, несуществующая связка -z- между lui и en в lui en parler.

L’hypercorrection — преувеличенная самокоррекция — может стать психологическим барьером и для тех, кто учит язык, и для преподавателей, которые чувствуют себя неуверенно по отношению к носителям языка, заранее признавая их языковое превосходство, особенно если речь идет о «престижных» языках.

Многие из тех, кто изучает или использует иностранный язык, могут попасть в ловушку языковой неуверенности. В основе данной ситуации лежит внутреннее признание чьего-то превосходства. Продуктивно ли оно в мире, где ценятся разнообразие, равенство и индивидуальность?