«Чтобы занятия языком не шли в ущерб репетициям, я записался в группу, где уроки начинались в 8 утра.»

«Учили нас по системе “Берлиц”, то есть запрещая общаться внутри нашей маленькой группы в 5–7 человек на каком бы то ни было другом языке, кроме испанского. Поскольку группа была интернациональной — кто из Польши, кто из Чехии, кто из Германии, — нам ничего другого и не оставалось. При этом за все время обучения нам не выдали ни одного учебника. У меня была толстая тетрадь, куда я записывал на слух новые слова, которые потом исправлял, зная уже наверняка их правописание. Таким образом, благодаря полному погружению в языковую среду, уже на третий месяц пребывания на Кубе я мог довольно бегло говорить по-испански. Изучая в хореографическом училище на протяжении многих лет французский язык, я и близко не добился подобного результата, поскольку, вопреки всякой логике, мы начинали учить грамматику, не зная, что означают слова.»

Азарий Плисецкий, знаменитый хореограф и артист балета, брат блистательной Майи Плисецкой, пишет о том, как на Кубе учил испанский язык. (Из книги его воспоминаний «Жизнь в балете», которую я перевела на французский язык.)